Богослужения в приходе в декабре

7 декабря (четверг) в 17.00 – всенощное бдение, исповедь

8 декабря (пятница) в 8.30 – исповедь, в 9.00 – Божественная Литургия, молебен с акафистом. День священномученика Климента Римского. Престольный Праздник прихода.


Ждём вас на богослужениях по адресу: Gamle Åby kirke, Åby Kirkevej 1, 8230 Åby, Aarhus.



Богослужения в приходе в ноябре

Братья и сестры!

В ноябре в приходе свщмч. Климента в Орхусе богослужений не будет.


Традиции славян в Праздник Покрова Пресвятой Богородицы

С Покровом Пресвятой Богородицы! 

Чудесное явление Богоматери во Влахернском храме представлялось знамением небесной защиты города от сарацин; таким же образом описывал его и русский духовный стих: "Подошли враги к царству Грецкому, / Угрожают ему войной-гибелью; / Обложенные пришли в Божий храм, / Плачут-молятся, просят помощи. / Услышала Мать Божия молитву их, / Она сошла с Небес во Божию церковь... / И вознесли Пречистая молитвенный глас / Ко Своему Сыну ко распятому, / Всех людей Благодетелю и Защитнику: / "Сыне Мой, Иисусе Мой! / Услыши Ты нас с высоты Небес, / Защити и нас, грешных людей!" / В руках Богородицы был омофор святой: / Омофором тем покрыта Она / Благодатным души скорбные".

Покров приходился на свадебное время -- на ту пору, когда в сельскохозяйственном быту заканчивались все важнейшие сельскохозяйственные заботы и хлопоты страдной поры, появлялись деньги от продажи нового урожая. Именно в эти предзимние недели крестьяне начинали думать о свадьбах, присматривать пары своим детям: срочные и необходимые дела вроде полевых работ теперь не мешали веселью, да и об угощении сразу после уборки урожая беспокоиться не приходилось. В народе говорили: "Придёт Покров, девке голову покроет", "Покров землю и девку покроет", "Покров землю снегом покроет, а девку -- платком" и т. .д. Девушки на Покров одевались в нарядную одежду и красовались перед парнями, высматривая себе женихов.

С Покрова в русских сёлах начинались ежевечерние беседы, засидки: "Пришёл Покров -- конец хороводам, начало посиделкам". Для посиделок девушки собирались в одну избу (обычно девушки собирались в доме вдовы, которая за небольшую плату (деньгами или продуктами) пускала к себе молодёжь на вечёрки. Нередко делали и так: по воскресеньям устраивали праздничные вечёрки в одной избе, а в будни девушки, окончив домашние дела, собирались друг у друга по очереди на посиделки для совместной работы) и занимались шитьём и прядением: "Зазимье пришло -- засидки привело", "Пряхи с Покрова по ночам засиживают". Однако на посиделках не только занимались рукоделием, но и веселились, причём вместе с парнями (так что именно на совместных беседах складывались будущие брачные пары (недаром про покровские вечеринки говорили: "женихаются". Правда, те пары, что в это время только начинали формироваться, обычно не вступали в брак ранее будущего года: "Не покрыл Покров, не покроет и Рождество" (т. е. если девушка не нашла себе жениха к Покрову, то ждать ей до февраля -- новых свадебных недель)). В Покров, когда открывали сезон посиделок, молодёжь вообще не работала, а только плясала, пела (например, "Покров праздничек приходит, / Что-то нам он приготовит? / С другом милым ли венчанье, / С нелюбимым ли страданье? / Иль велит в девках остаться, / Замуж больше не сбираться..."), играла, словом, развлекалась. Иногда устраивали угощение в складчину: так, на Алтае девушки, сходясь на беседу, собирали со всех дворов молоко, масло, муку, пшено и прочие продукты и стряпали общий ужин -- пекли блины, варили пшеничную кашу и петухов (поэтому и праздничная трапеза у них называлась "петухов варить"). К ужину на вечеринку являлись и парни, которые приносили девушкам подарки: конфеты, пряники, орехи, а иногда и личные подарки для своих избранниц. Удачливой считалась девушка, которой парень на Покров преподнёс какой-либо подарок (за исключением ножниц и иголки), т.к. это означало, что пара вскоре вступит в брак: "Если миленький колечко / Подарит в Покров, любя, / Должно знать, моё сердечко, / Полюбилась ему я".

Покров в народе называли "первое зазимье", т. е. начало зимы: "На Покров до обеда осень, а после обеда -- зимушка-зима", "Покров землю покроет то листом, то снежком", "Покров не лето, Сретенье не зима", "С Покрова зима начинается, а с зимних Матрён на ноги встаёт, морозы налетают". В народе считали, что на Покров непременно бывает снегопад: "На Покров зима землю снегом покрывает", "На Покров земля снегом покрывается, морозом одевается"; а уж если снега не будет, то это дурная примета, знак бесснежной зимы: "Покров наголе (т. е. без снега) -- так и Екатерина наголе". По состоянию природы (ветру, листопаду и снегопаду, поведению животных и птиц) в день Покрова крестьяне смотрели о погоде последующих праздников, характере предстоящей зимы и будущем урожае: "Какова погода на Покров, такова и зима", "С какого краю на Покров ветер подует, оттуда и будет дуть всю зиму" (Воронежская губерния), "Коли на Покров ветер подует с востока, то зима будет холодна" (Тульская губерния), "Если на Покров ветер с юга, зима будет тёплой, а если с севера -- холодной", "Откуда ветер на Покров, оттуда и морозы начнутся", "Если дист с дуба и берёзы на Покров упадёт чисто -- к лёгкому году, а не чисто -- к строгой зиме", "Отлёт журавлей до Покрова -- на раннюю, холодную зиму", "Коли белка до Покрова чиста (т. е. вылиняла), то зима будет хорошая", "Если заяц до Покрова не выбегает, то очень будет длинная", "На Покров снег -- и в Дмитриев день снег" и т. д. 

С Покрова крестьяне начинали подготавливать свои избы к зиме: конопатили мхом и молились: "Батюшка-Покров, покрой нашу избу теплом, а хозяев добром". Рачительные домохозяева советовали: "Чини избу до Покрова -- не то не будет тепла", "Захвати тепла до Покрова (т. е. вычини избу)", "Не ухитишь (т. е. не проконопатишь избу) до Покрова -- не будет такова". С Этого дня начинали топить в жилых горницах печи. В Тамбовской губернии на Покров топили непременно яблоневыми дровами, полагая, что от этого в доме всю зиму будет тепло. Хозяйки пекли на Покров блины, и это называлось у них "запекать углы".
К Покрову заканчивалась уборка хлеба, хозяева увозили с полей последние снопы и складывали их в ригах или овинах -- для последующей просушки и молотьбы. Завершалась и уборка овощей с огородов: "Пречистая Мать (Успение Богородицы) засевает, а Покров собирает", "На Покров -- последний сбор плодов". Девицы и женщины брали по лесам последнюю ягоду, собирали грузди и рыжики. С этого дня во многих местах возобновлялись осенние торги, начинались Покровские ярмарки, распродавалась часть нового урожая, и в народе по этому поводу приговаривали: "Приспей товарец к Покрову, сдам на Покровской ярмарке", "Подожди до Покрова, весь долг выплачу" .

С завершением основных полевых работ у мужского населения появлялось много свободного времени, поэтому многие парни и даже некоторые мужики, особенно владевшие каким-либо ремеслом, отправлялись на заработки; другие же в это время возвращались, отработав, домой. В Покров производился расчёт пастухов и срочных рабочих. Собственно, в этот день издревле был одним из основных сроков наймов и сделок: рабочих часто нанимали на год, от Покрова до Покрова, либо устанавливали срок от Покрова до Евдокеи, от Покрова до Егорья, от Покрова до Крещения. 

Покров был граничным сроком и в разных промыслах. Например, в Сибири к этому дню прекращалась охота на медведя, т. к. в эту пору он залегает в берлогу, но зверопромышленники при этом примечали: «Если до Покрова падёт снег, то до св. Логина зайдут медведи в берлоги; а если до Покрова не будет снега, то медведь долее погуляет на воле». С Покрова охотники уходили в тайгу промышлять белку, соболя и прочую пушную дичь, а в низовьях Енисея с этого времени начинался лов омулей.   


Богослужения в приходе в октябре


20 октября (пятница) в 17.00 – беседа о. Сергия (Плехова) о вере "О Боге и мiре" (основные понятия христианства), в 18.00 – вечерня, исповедь

21 октября (суббота) в 8.30 – исповедь, в 9.00 – Божественная Литургия. Собор Вятских святых.


Ждём вас на богослужениях по адресу: Gamle Åby kirke, Åby Kirkevej 1, 8230 Åby, Aarhus.


Традиции славян в Праздник Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня

С Праздником Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста!

В народе этот день назывался Воздвижение, Сдвижение, Здвиженье, Вздвиженьев день, Ставров день, Капустницы (Капустки). В древнерусских хрониках Воздвижение именовалось Ставровден (Ставров день. От греческого stauros – крест. Имелись и другие народные названия того же типа: у русских – честной день (от «честной крст»), у украинцев – честный хрест, у сербов – крстовдан, у болгар – кръстов ден и т .п.). 

На праздник Воздвижения Креста полагается пост, запрещается скоромная пища. Русские крестьяне говорили: «Хоть на воскресный день придись Воздвиженье, а всё а него – пятница-середа, постная еда», «Кто не постит Воздвиженью – Кресту Христову, – на того семь грехов воздвигнутся», «У кого на столе о Воздвиженье убоина, тот все свои молитвы убивает». 
В честь Воздвижения служили общественные молебны и устраивали крестные ходы вокруг селений. В некоторых местах священник совершал обходы домов и полей с молитвами о будущем урожае. В память о Воздвижении Креста Господня в этот день подымали иконы в церквах и кресты на строящихся храмах, устанавливали придорожные кресты и строили часовни-обыденки (обыденные часовни и церкви строили, как правило, по обету, чаще всего – всей общиной за один день). 

В крестьянской среде этот праздник воспринимался как начало осени, когда всё в мире «сдвигатся» вместе с уходящим летом; потому-то день этот и называли Вздвиженьем или Сдвиженьем. Считалось, например, что утром на Воздвиженье, как и на Пасху, солнце «здвигается» (т.е. играет лучами, переливается всеми цветами радуги). Отмечая приближение зимних морозов, в народе говорили: «Пришло Сдвиженье – кафтан с шубой сдвинулся», «Сдвиженье кафтан с плеч сдвинет, тулуп надвинет», «На Вздвиженье кафтан с шубой сдвинулся и шапка надвинулась», «Сдвиженье задвинет зипун, подвинет шубу», «Со Сдвиженья шуба за кафтаном тянется», «В Здвижение одежду сдвигают», «Кожух iз свитою здрiгаються», «В Воздвиженье Господь землю на зиму запирает», «Вздвиженье лето замыкает, ключи сизая галочка с собою за море уносит», «»Гад не движется, а хлеб в поле сдвинется», «Воздвиженье оень навстречу зиме двигает», «На Вздвиженьев день лето на зиму сдвинулось», «Здвигається земля з лiта на зиму», «На Воздвиженье зима с бела гнезда снимается, к русскому мужику в гости собирается, – сем-ка я, зима-зимская, на Святой Руси погощу, мужика навещу», «Воздвиженские зазимки мужику не беда, что-то скажет Покров-батюшка» и .т. 

Вместе с уходящим летом на Воздвижение исчезают, прячутся по норам многие звери; медведь залегает в берлогу (залетает в зимнюю спячку до Благовещения), а птицы – журавли, стрижи и пр. – «сдвигаются» в отлёт, отправляются в далёкие тёплые края.  Змеи и прочие гады тоже отправляются на зимовье: «Здвиженье – змеиный праздник». 

Поскольку праздник Воздвижения воспринимался как каленжарный рубеж, граница между двумя сезонами, в народе его считали пограничной датой для начала или окончания различных работ – таких, как сев озимых, уборка овощей, хлебов и кукурузы, сбор фруктов, ягод и пр. Русские к Воздвижению закачивали уборку льна и конопли и принимались «мять куделю», т.е. обрабатывать волокнистые стебли. У сербов в «крстовдан» начинали сажать плодовые деревья, причём первую выкопанную под саженцы яму старательно утаптывали ногами, чтобы ветки «крстиле се» (сходились крестом); с этого же дня начинали озимый сев, и в честь него устраивали праздничный обед. В Карпатах на Воздвижение заканчивали летний выпас овец. В Черногории и Боснии в этот день доставали из ульев мёд. 

В некоторых местах на Вздвижение собирали и освящали в церкви различные растения, почитая их целебными. У украинцев (Чернигов) – васильки, которыми в праздник украшали распятие, у сербов – базилик и чабер, в македонской традиции в Воздвижение в церкви раздавались букеты. 

В русских селениях на Вздвиженьев день по различным приметам судили о погоде и плодородии в будущем году. Например, считалось, что «если гуси на Воздвиженье летят высоко, то половодье будет высоким, а если низко – мелким», «Коли на Здвиженье сивер, так летом тепло будет» и т.д. 

К Воздвижению заканчивалась уборка зерновых культур, наступала пора обмолота. Крестьяне говорили: «Пришло Сдвижение – хлеб с поля на гумно сдвинулся», «На Воздвижение последняя копна с поля движется, последний воз на гумно торопится» и т.п. Помимо молотьбы с Воздвижения принимались за рубку капусты: «Воздвиженье – капустный праздник», «На Воздвиженье – чей-чей праздничек, а у капусты поболе всех!», «На Воздвиженье первая барыня – капуста», «Смекай, баба, про капусту: Вздвиженьев день пришёл!», «И плохая баба о Воздвиженье – капустница», «На Здвиженье у доброго молодца капуста у крыльца», «У доброго мужика на Вздвиженьев день и пирог с капустой» и т.п. Рубили капусту в каждом хозяйстве, но нередко помогали друг другу, например, в Сибири «на капустку» женщины приглашали соседок; те, являясь в дом, поздравляли хозяев с капустником, как с праздником, а хозяева в ответ потчевали их специально для этого случая сваренным пивом и ужином, главным блюдом которого был капустный пирог; оканчивался праздник песнями, плясками и играми.

С Воздвижения в русскмх сёлах начинались девичьи вечеринки, длившиеся обычно две недели и называвшиеся «капустницы», «капустники», «капустки», «капустенские вечера». По сути это были своеобразные девичьи смотрины, подобные тем, какие совершались на Святках. Происходили они как в деревнях, так и в городах. Например, в Тульской и других губерниях на Воздвижение капустницы – нарядные девушки в богатых уборах – ходили по домам рубить капусту;хозяева к их приходу специально приготавливали стол с закусками. Следом за девицами шли молодые парни с гостинцами – высматривать себе невест. А вечером после обхода устраивались молодёжные гуляния, игры и хороводы, сопровождавшиеся жениханиям (ухаживаниями). Девицы в это время пели особые песни: «Вейся ли, вейся, капуста, / Вейся ли, вейся, белая! / Во саду ли во зелёном / Гуляй, душечка родная. / Как вечор на капусту, / Как вечор на белую / Частый дождик поливал. / А кругу молодец гуляет, / Себе пару выбирает: / Лизавету – по совету, / А Настасью – по согласью. / Я Алёнушку люблю, / Шёлковый платок куплю, – Сто рублей заплачу. / Сто рублей нам нипочём – / Гуляй девка с молодцом!» и т.п. 


Традиции славян в Праздник Рождества Пресвятой Богородицы

С Праздником Рождества Пресвятой Богородицы!

В народе этот день назывался Малая Пречистая, Богородичен день, Госпожинки, Вторая Пречистая или Госпожа Вторая (для отличия от Праздника Успения Богородицы – Первой, Большой Пречистой), Госпожка Богатая, Осенины (вторые), Пасиков день (т. к. в это время убирали пчёл с пасек), Луков день (т.к. с этого времени начиналась уборка лука), Поднесеньев день и т. п. Ещё известны названия Спожа, Большая Спожка, Аспожка или Аспасов день; в этих наименованиях смешано троякое производство: Спас, Госпожа и пожни – после жатвы. Так же часто называлась и вся неделя до дня Рождества Богородицы. 

В XIX-XX вв. праздник Госпожинок справляли иногда в течение целой недели: чем урожайнее было лето, тем продолжительнее были торжества. К празднику готовились заранее: хозяева варили пиво: обычно по числу ожидаемых гостей и по достатку, по большей части от 10 до 15 корчаг), закалывали овцу или барана из своих, а также покупали говядину, бычью голову и ноги для студня, доставали рыбу для кулебяки и обязательно пекли пирог из домашней пшеничной муки с примесью купленной крупчатки. На стол выставлялись разнообразные плоды нового урожая. И хозяева при этом не скупились: угощение по поводу Рождества Богородицы обычно бывало одним из самых пышных в году. 

За день или два до праздника по селу обычно пробегали малолетки, скликавшие на пиршество родственников, и в первую очередь тех, которые сами в состоянии были оплатить угощение на своём празднике. Обязательным в это время было гостевание породнившихся семей: например, тесть с тёщей, по древнему обычаю, непременно приглашали а гости зятьев с семьями, даже если не рассчитывали на ответный приём. Обычай этот, очевидно, основывался на представлениях о важности добрых, мирных и хлебосольных отношений между семьями сватов. Обиженный свёкор мог не допустить своего сына и его жену к родителям снохи, поэтому сват и сватья у тестя и тёщи их сына на празднике считались главными гостями, которых сажали за стол в передний угол, под самые образа. Впрочем, такие отношения продолжались только до семейного раздела: как только отец зятя выделял сына (т. е. сын обзаводился своим хозяйством), он уже ни в каком случае не мог рассчитывать на обязательное прежде приглашение к своему свату, то есть к сыновнему тестю. При этом многие крестьяне в соблюдении праздничного хлебосольства принимали в расчёт ещё и равенство семьи: если число взрослых в одной семье значительно превышало число в другой, то последняя семья имела право уклониться от хлебосольных приглашений первой семьи. Но если между двумя семьями уже установились дружеские, близкие отношения, они, как правило, поддерживались долгое время, вплоть до крупных изменений в семейном строе. 

Из дома тестя в гости к зятю, если он являлся самостоятельным хозяином, на праздник приглашался, в первую очередь, глава родственной семьи, а также его жена и старшие сыновья с жёнами и детьми. Если же зять в оной семье находился на второстепенном положении, то приглашался, как правило, только один его тесть с женой. Приглашение целой семьи происходило только в том случае, если обе семьи подружились и обе они были приблизительно равночисленны. Из дома свата в первые годы после свадьбы тесть приглашал самого свата с женой и старшего сына, если таковой имелся, а затем и других членов семьи, пользовавшихся в ней особенным влиянием. Детей зятьев в гости к своему деду брали всех без исключения: они неизменно пользовались особенно нежным уходом и заботой со стороны своей бабушки по матери и нередко оставались у бабушки и дедушки на несколько дней после праздника. Вообще для детей это время считалось самым приятным, т. к. в гостях у бабушки и деда они были окружены любовью, их угощали различными лакомствами, и вообще они чувствовали себя полными хозяевами. 

В некоторых местах к Рождеству Богородицы приурочивался и обычай навещать новобрачных, особенно обвенчавшихся незадолго до праздника. Например, в Тульской губернии специальный позыватый приглашал всех родных и знакомых навестить молодых, посмотреть на их житьё-бытьё, поучить их уму-разуму. Собравшихся угощали сытным обедом, после чего молодая хозяйка показывала им своё хозяйство в доме, а хозяин водил гостей во двор, демонстрировал в амбарах жито, в сараях – летнюю и зимнюю упряжь, а в саду подносил им свежее пиво из бочонка (другое название праздника – Поднесеньев день. Угощая гостей пивом, приговаривали: «Аспосов день – поднесеньев день. Лей, лей, кубышка! Поливай, кубышка! Пейте, гости, пейте – хозяйского добришка не жалейте!»).  Гости, по обычаю, в это время должны были хвалить молодых и давать им различные наставления и советы. 
Рождество Богородицы соотносилось в народной традиции с началом осени. На Аспосов день заканчивалось короткое бабье лето, и женщины рано потру выходили на берега рек и озёр «встречать матушку осенину». Девицы в этот день встречали осень песнями, играми, хороводами.  




Традиции славян в День усекновения главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна

Усекновение главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна!

В народе этот день назывался Иван постный, Головосек. У русских – Иван Полетний, Полетовщик; у белорусов – Iван Калiнавiк, Iван Крываўнік, Галавасек, Галаварэз, Сцянцель; у украинцев – Головосiка, Головостение; у болгар – Секновене, Обсичине; у македонцев – Црнден, Свети Jован Црнориз, Свети Jован посен, Опсеченiе; у сербов – Усековање, Усечење, Свети Jован Главосек; у поляков – Sciecie sw. Jana; у хорватов – Usikovac; у словенцев – Obglavljenje sv. Janeza Krstnika, sv. Janez Glavosek. 

День Ивана полетнего во многих считался концом лета и началом осени. Русские поселяне говорили: «Иван постный пришёл, лето красное увёл», «Иван постный – осени отец крёстный», «С Постного Ивана не выходит мужик без кафтана» и т. п. Болгары опасались в день Усекновения ходить в лес, ибо считали, что в эту пору можно повстречаться со змеями, уползающими на зиму в свои норы, под землю. В это же время отлетают и многие птицы – журавли, ласточки и др.; была русская пословица: «Иван Предтеча гонит птицу за море далече». В Тульской губернии в этот день наблюдали за перелётными птицами, полагая, что если в этот день журавли летят на Киев, к югу, то скоро наступят холода: «На Ивана Крестителя журавли пошли на юг – к ранней зиме». 

На Ивана постного, считали крестьяне, следует соблюдать строжайший пост. Один из иностранных путешественников, Александр Веронский (XVI в.), говорил даже, что русские поселяне «ни одного святого не почитают так строго постом, как св. Иоанна Крестителя». Почиталось большим грехом есть даже рыбу, хотя во многих местах и полагали, что на Головосека рыбы с реках особенно много». В особенности же непростительны были в этот день пьянство, песни и пляски. Церковь на Ивана постного посещали обязательно; при этом люди, страдавшие головными болями, придя в церковь, испрашивали у св. Иоанна исцеления.

В русских сёлах с этого дня начинали убирать репу: «На Ивана постного собирают коренья рослые». В Вологодской и других губерниях принято было на Головосека устраивать репный праздник, отмечавшийся довольно скромно: без песен, но зато с обильной едой и угощением нищих, бедных и странников. 

В день Усекновения главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна Православная Церковь издавна совершает поминовение воинов, погибших на поле брани.